Русский Лас-Вегас


Мой институтский друг Лёва – человек дела. Он умён и непотопляем, как крейсер Аврора. Однажды, когда изменница судьба нанесла ему очередной удар, он придумал себе новый бизнес: казино-туризм.

Надо сказать, что туризм – вернее, то, что имеет отношение к бизнесу данного рода – это Лёвино всё. Он на этом не одну служебную собаку съел.

А тут дело новое: прочитал Лёва в газете, что одно казино – ну, очень известное американское казино – предлагает возможность заработка. Условия такие: вы доставляете нам клиента, клиент получает от нас 20 долларов на игру (которые он обязан просадить) плюс бесплатный обед в ресторане, вы получаете за каждого клиента 5 долларов наличными. Как раскрутить клиента на игру сверх обязательных 20 баксов – забота казино.

Начинал Лёва работу в этом направлении не спеша, почву готовил. Бросил клич среди русской общины захолустного американского Урюпинска. Сначала за неделю один автобус с пенсионерами в казино доставлял. Потом два. Но скоро дело обороты набрало: получалось аж пять автобусов, по пять дюжин пенсионеров в каждом.

И Лёве – бизнес, и пенсионерам – радость.

Только вот правил местных пенсионеры русские никак усвоить не желали. 20 баксов – это хорошо, обед за счёт заведения – неплохо. Даже проигрывали эти 20 баксов многие – болели душой за честно заработанное, от себя отрывали, но проигрывали – азарт потому что. Но больше ни-ни, ни одного цента. Пуще того, из ресторана сувениры тащили – кто салфеток пук, кто вилочку с вензельком, а кто и кетчупа фирменного две штуки.

Тут-то администрация казино и пригорюнилась. Говорит однажды Лёве самый главный менеджер: «Вы простите нас, дорогой сэр Лев. Только контракт мы с вами продлить никак не можем, потому что наблюдаем сплошное разорение».

Погоревал Лёва. Но поскольку был он умён и непотопляем, как крейсер Аврора, то вскоре придумал себе другой бизнес.

И вот однажды сидит Лёва на веранде своего красивого дома в городе Урюпинске (штат Делавэр), а в калитку к нему – делегация. Пенсионеры пришли. С петицией.

Развернул я петицию эту, рассказывал мне Лёва, и чувствую: стекаю в домашние тапочки. Пенсионеры не просили, пенсионеры требовали от очень известного американского казино «компенсации за нарушение договора» – хорошей такой компенсации, какую и дать, и взять не стыдно.

- И что, Лёва, – спрашиваю я, – дали?
- Ещё как дали, – радостно подтвердил Лёва. Но взгляд у него был недобрый.