Счастье


Я не помню, что было вначале. Кое-кто говорит: слово. Иные уверяют, что подобная трактовка – следствие неверного понимания. Мне это безразлично. Гораздо важнее, что потом было счастье. Гуттаперчевое, но всё же. Которое, тут уж не поспоришь, было разменяно на любовь и кровь.

Человек редко доволен настоящим.

Давайте загибать пальцы.

Когда я был школьником – жалел о дошкольных временах. Вот когда было счастье! Ни уроков тебе, ни отметок.

Когда я стал студентом, то – ох, как – пожалел, что пролетели эти школьные годы. Чудесные. Экзамены каждые полгода! Это ж кто такое придумал?

Вышел из меня молодой учёный. Пишешь, пашешь, времени – шиш. Вот, помнится, золотые были времена, студенчество беззаботное.

А потом – школа. Нет, стоп. Учительство – это святое и моё. Но как на эти деньги прожить?

Вышел из меня бизнесмен. Вышел и ушёл в неизвестном направлении. Горько сокрушаясь о поре, когда деньги были не главным.

Работаю теперь на дядю. Сам себе – не хозяин. И кто мне виноват?

Но ранним утром – счастье – тебя – цап. Просыпаешься под вопли кучерявых блондинов. Они ходят на головах, они хотят на руки, не хотят в детский сад, хотят быть непослушными, а наоборот – извини, подвинься. И знать не желают, что через какую-то малость лет будут жалеть о дошкольных временах.

Разве до них счастье было? Простите, сморозил глупость.

Счастье? Ну, например, так: это когда – вместо обязательного бега трусцой – ты летишь вприпрыжку с хохочущим пацаном на шее. Совершенно произвольно.



– Загнул. Сказал бы проще. В детях – счастье.
– Я и сказал. Куда проще?