Мимолётное


Она приближалась.

Натуральная блондинка. С мягким овалом лица и пухлыми бледными губами. Её наглые груди подпрыгивали на каждом шагу. Зимний асфальт плавился под её грациозной поступью.

Она приближалась.

Нет, она словно продолжала исполнять какой-то дикий танец. Когда музыка уже смолкла. И остались только мы. Вдвоём. И десять метров между нами.

Вот она заметила меня.

Вскользь. Потом глаза вернулись. Взгляд задержался на моём лице. Опустился ниже. Я расправил плечи. Ещё ниже. Мне стало жарко. Ещё. Девять метров.

Наши глаза встретились.

Она не отвела взор. И даже чуточку улыбнулась. И я чуточку улыбнулся в ответ. И стало уже не жарко, а так как-то – тепло и знакомо. Восемь.

Она снова оглядела меня.

Сверху донизу. И я осматривал её всю, совсем не стесняясь. Как должно быть легко снимается этот белый свитер. Семь.

Кажется, она знала, что сейчас произойдёт.

Где-то в уголках её глаз затаился испуг. Как хорошо я знаю этот испуганный взгляд. Перед неизбежностью и грехом. Шесть шагов.

Я смеялся про себя.

Как всегда, в таких случаях: небрит, дома не прибрано, ничто не предвещало. Хорошо хоть с нового года в холодильнике есть бутылка шампанского. Пять.

До чего же она хороша. И греховна.

Да. Глаза голубые. А как иначе? Взгляд её заметался. На меня, от меня, вокруг меня. Упал мне под ноги. Спрятался. Чуть лукаво дрожат ресницы. Четыре.

Вот она – обречённость.

Вытащить руки из карманов. Три. Два с половиной.

Она уже не поднимает глаз. Говори! До неё два шага. Полтора.

- Я…
- Ты…

Я переступил через кучку собачьего кала. И она потеряла ко мне интерес.