Снеголёт

В дом к Шоте Мерабовичу Абхазаве я попал так.

Сижу, пью коньяк в пансионате "Лесные дали". Тепло, уютно, добрые люди кругом. Российский Интернет Форум.

Но хреново как-то на душе. Не клеится ко мне праздник. А праздника хочется.

Дом у Шоты неподалеку. В деревне Гурьево. Так он это место называет. Только позавчера у него был. Но уже скучаю.

Всё. Надоело. Звоню.
- Привет, Шота Мерабович.
- Здорово, Евгений Серафимович.
- Слушай, милый, забери меня отсюда.
- Ты в далях лесных?
- В них, постылых.
- А я в Минске.
- Вот досада.
- Фигня. Я через полчаса вылетаю. Ты еще пару часов продержишься?

Держусь. Только за счет коньячка и держусь. Вокруг дым коромыслом.

Ближе к полуночи – звонок на мобильный. "Выходи". Выхожу.

Импозантен Шота Мерабович. Сванка набекрень. Объятия распростертые. Едем в Гурьево.

По пивку. По водочке. В бассейн. В сауну. По пивку. По…

- А погоняться хочешь, Евгений Серафимович?
- Можно и погоняться.

Во дворе стоят две гнедых "Ямахи". Любит гурьевский народ по степям заснеженным на снегоходах носиться. Мэр Лужков под это дело поля колхозные пристроил. Жми на газ в свое удовольствие.

По водочке.

Выезжаем со двора. В скафандрах специальных. Шлемы, перчатки, ботинки – все как в кино. Ночь. Снег искрится.

По деревне ехали не спеша. Проехали "заборы безопасности" – разогнались.

Только куда мне угнаться за Шотой Мерабовичем? Он гонщик профессиональный. Он с малых лет за рулем всего-чего-ни-попадя. У него команда "Формулы-3" – одна из лучших в России. Только его и было видно…

Но и я боязливо свои 100 выжимаю.

Трасса. Стоп. По тормозам.

Пьяно съезжаю в кювет. Пьяно из него выбираюсь. "Ау, Шота Мерабович!"

Чу, летит сокол. Притормозил. "Ну-ка, присядь ко мне вторым. Я тебе покажу, что эта штука может". Присаживаюсь. О-ооххх…

Свистит в ушах. На спидометр смотреть боязно. Трамплин. Поле. Еще трамплин. С горы. По льду речному. В гору. Трамплин. Тормозим. Фуффф. "Ну, теперь сам", – говорит.

Это вот так что ли? И полетел. Эх, удаль молодецкая!

Часок погоняли. Хмель выветрили. Пора бы по водочке – и баиньки. Завтра – кому на работу, кому – зевать на конференциях.

Шота первым – водку разливать. Я следом. Катимся.

Поотстал малость. За этим разве угонишься?

Трасса. Опять по тормозам? Оно, конечно, можно, но только что-то не верится мне – трезвому уже – что эта сигарообразная вещь, длиной никак не меньше трех метров в эту канаву поместится, а потом из нее выберется. То ли там, где переезжал раньше, канава была шире, то ли пьяный глаз был уже…

Нахожу какой-то холмик. Называю его мысленно "трамплином". Отъезжаю назад. Три вдоха, три выхода. Топлю газ до упора. Вжжж-иххх!

Лечу (недолго).

Ба-баххх!

Это мой снеголёт не долетел маленько. Первую канаву – да, трассу двухрядку – да, а на вторую канаву его не хватило.

Защитный пластик – в хлам. Шлем набекрень. Лежу. Звезды в небе троятся.

Долго ли, коротко ль. Вернулся Шотик.

- Сам-то цел?
- Эх, ёб…
- Вижу цел. Болит где-нибудь?
- Душа.
- Будем лечить.



Эх, Шота Мерабович. Только ты мою сегодняшнюю печаль разведёшь… Всё, звоню.

- Алло? Деревня Гурьево? Барышня, дайте мне, пожалуйста…