Про то, как Мавроди арабов с евреями сдружил

Дело было в 98-м, бархатной осенью. Синайский полуостров. Катимся в Дааб. У меня на плече здоровенная видеокамера, выданная пунктом проката – моя компактная штучка сломалась за день до отъезда. Оперирую.

Мне выделили место рядом с водителем. За рулем Левка Брагинский. Рулит. Я снимаю арабскую заграницу. Море, камни, песок, камни, песок, море… И вдруг…

- Стой, Лёвка, стой! По тормозам! Нет, ты погляди. Ты только погляди…

На холме справа аккуратно выложены камнями три огромные – метров по пять – буквы: МММ. Камера включена, работают все радиостанции Советского Союза, мы нашли его. Ищут пожарные, ищет милиция. Но нашли Его мы.

Так вот ты где схоронился, нелюбезный черствым сердцам Сергей Пантелеевич. В глазу слеза, рука дрожит, камера стрекочет.

И тут в кадр въезжает, шурша толстыми шинами, навозник "Мерседес". На борту все та же знакомая аббревиатура – МММ. За рулем мордоворот. Сзади еще два мордоворота. Рядом с водителем – главный мордоворот в бархатном пиджаке. Камера снимает. Машина останавливается.

Из "Мерса" выползают два мордоворота. Догадываюсь: будут бить. За что? – не догадываюсь.

Один из мордоворотов отворяет фиолетовые губы и говорит (по-английски):
- Снимать нельзя.
- Почему?
- Частная территория.
- Где?
- Здесь.
- Там, где я стою, тоже?

Морда морщится. Видна напряженная работа. Мысли.

Ничего не придумав, морда склоняется к уху главного мордоворота, продолжающего давить на кожаное сиденье потным бархатом. Дверь отворяется. Выползает сам. Камера снимает.
- Кто такие?
- Туристы.
- Израильтяне?
- Ага.
- Снимать нельзя.
- Но нам хочется!
- (звучат несколько слов по-арабски)
- (звучат несколько слов по-русски)
- Но что тут интересного?! – его изумление неподдельно. – Это частная территория. Мы с братьями здесь строим гостиницу. МММ – это "Муса, Махмуд и Мухаммед". Наша строительная компания.

Я выключаю камеру. Съемки закончены. Укладываю ее в машину. Расплываюсь в улыбке. Очаровываю: из моих уст сахарных звучат уверения, что МММ для каждого русского значит куда больше, чем СССР, КГБ, USA, CIA и NATO вместе взятые. Я говорю о том, что для меня эти три буквы – самые дорогие три буквы на свете.

- Но почему, дорогой?! – он доволен, он гостеприимен, он важничает.
- Потому что человек, который придумал эти три буквы, наебал всех русских. Конкретно кинул на очень большие бабки. Колоссальные бабки. Тебе и твоим братьям столько бабок не снилось. И свалил. Куда? – никто не знает. Мавроди его фамилия.
- Не слышал. Еврей?
- Грек.
- Если всех наебал, и все думают, что он грек – значит точно, еврей!

И он уважительно пожал мне руку: "Муса любит евреев. Богатых евреев. Снимай, где хочешь".