Страшная сказка

Нет, не сказка. Это про то, почему я – далекий от богоисканий фрукт – соблюдаю пост на Йом Киппур. Если страшно – не читайте. Правда, не стОит.

Свой первый Судный День в Израиле я встретил на костылях, и мне смерть как хотелось нарушать безобразия. Однако Лёвка неожиданно заявил, что никаких безобразий в этот день не потерпит ни от себя, ни от других. Была спрятана жрачка, сигареты, выпивка, наркотики, выключены из сети телевизор и компьютер. Произошел маленький домашний скандал. После чего мы разлеглись по диванам с книжками в руках. На сутки.

Второй Судный День прошел примерно по той же схеме, но уже без скандала.

Накануне третьего… У нас случились большие неприятности: компания Isracom, частью которой мы владели, стала бурно дышать на ладан. Было ясно, что новогодний отпуск нам не грозит. Однако уже после мрачного Нового еврейского года (с известным счастьем) наши партнеры заявили, что нашли крутого покупателя, и всё-всё скоро устаканится, а мы можем валить – куда хошь.

Мы спешно собрали исподнее и ломанулись в Эйлат, где намеревались пересидеть Йом Киппур, а затем катиться к той самой матери – в Синай.

Эйлат. Клаб-отель. Трехкомнатный номер. Три пары: Лёвка + Ленка, Яшка + другая Ленка, Женька + Лариска. Девки бузят, поститься не желают, а потому отправлены на фиг – на дикий-предикий пляж, чтобы не мешать мужикам оттопыриваться.

Итак: три комнаты, в каждой по сексодрому, на каждом одиноко возлежит мужское тело с книжкой в руках.

Проходит сколько-то часов. Стук в дверь. "Кто там?" Входит Лёвка: "Слушай, я вот чего подумал: там у нас в холодильнике бутылка виски. Как ты считаешь, виски – они ж как вода? Можно бы дерябнуть?" "Да, почем мне знать, милый? Спроси у Яшки, он в ешиве учился".

Лёвка идет к Яшке. Возвращаются вдвоем. Решили – пить. Присоединяюсь.

Распиваем с удовольствием. Не закусываем. Чистим зубы. Плюхаемся на належанные ложа и ждем баб…

Потом был травянистый Синай и всякое прочее. Потом мы вернулись в стольный град Иерусалим. Isracom, к слову, за это время успел окончательно накрыться цинковым унитазом…

Слушай дальше, дружок.

В первые же выходные я отправляюсь с Лариской на Кинерет. Обратно нас подвозит некий незнакомый господин. На подъеме от Иерихо наша машина врезается в автобус. Я попадаю с сотрясением мозга в "Адассу Эйн-Карем". Неделю прихожу в себя.

Выхожу на работу. Нет Яшки. Где он? Ехал в такси, в машину врезался автобус, Яшка с сотрясением мозга попал в больницу. Неделя на реабилитацию.

В конце ноября Лёва погиб. Лёву убил один ублюдок. Пять дней его пытались вытащить врачи "Адассы", не вытащили. У него была тяжелейшая черепно-мозговая травма.


Призываю ли я кого-либо к чему-либо? Ни в коей мере. Я не умею призывать. Но позвольте мне в этот день, как всегда, послать наш мир на хуй.