Легенда о рыбаке и его рыбках

Спросите, кого хотите, и вам скажут: автор этой повести много чего в жизни умеет, но… но лучше всего он готовит рыбу. Иногда кажется, что он делает это так хорошо, будто ни на что другое и вовсе не годен.

А как всё вышло?

Ну, не знаю, не знаю даже – с чего и начать.

Может с трески? Той самой недоваренной трески, которую мы бы спустили в мусоропровод, кабы не печальные глаза чёрного терьера по имени Аббас?

Нет, зачем отпугивать читателя? Лучше я сразу расскажу вам, как зародилась легенда о поваре-рыбаке и его рыбках. Добрая, добрая сказка.

Лёва, Лёша и Женя очень любили природу. И ходили на неё.

Бывало: походят, дойдут, лягут – хорошо. А бывало – и по делу ходили.

В тот раз отправились они на Московское водохранилище – по делу: рыбы наловить.

Готовились долго, как на войну. Снасти чинили, крючки затачивали, перемёт вязали. Женю в магазин послали – за водкой – там от него пользы больше.

Собрали рюкзаки. Сели в машину «Запорожец». И поехали на рыбалку.

Всё чин по чину. Палатку звенящую натянули. Брёвна сосновые «пентагоном» сложили. Дров напилили, нарубили. Запалили костёр. И – за дело.

Лёва и Лёша в воде возятся, готовятся к большому улову. Женя огурчики, помидорчики рубит – закуску на стол собирает.

Всё, как у людей полагается. Выпили. Салатиком закусили. Ещё раз выпили. Ещё. Поставили будильник – на рассвет. И уснули.

Только первые комары после ночной кровавой оргии угомонились – звонит будильник.

Открывает Женя глаза. Видит: товарищи спят.

Потряс он над их головами кудлатыми звенящей железякой – всё без толку.

И пошёл проверять снасти.

Перемёт Лёва с Лёшей ещё с ночи закинули. Чувствует Женя поживу.

Тянет-потянет. А там… мать честная! там на каждом крючочке по рыбке. Это ж за раз дюжины три словилось.

Счастлив Женя такому улову. Вот уж истинно сказано: кто рано встаёт – тому Бог подаёт.

Пораскинул Женя мозгами и решил: удивлю-ка я друзей своих, собутыльников. Сделаю им приятное.

Собрал Женя свой богатый улов в котелок, взял ножичек острый, почистил, как мог, рыбку-невеличку (а какую ещё поймаешь в подмосковной луже?). Водички набрал, на огонь поставил. Побросал соли, перца, лавра и специй, каких было. Положил бутылку водки в холодную прибрежную воду. И сидит – помешивает.

Тем временем Лёва с Лёшей глаза продрали. Как раз уха подоспела. Добрая уха получилась, разваристая.

- Эй, мужики! – кричит Женя. – К столу! К столу! К столу!

И половником по котелку стучит для убедительности.

Подтягиваются мужики. Дивятся. По стакану прохладненькой на грудь приняли, горячей ушицей закусили. Хорошо. Уважение Жене и любовь компании.

Разошлись кто куда – кости размять. Блаженной неги минуты.

Вдруг вопль с берега!

- БЛЯДЬ!

Это Лёва кричит.

Несутся к нему Лёша и Женя со всех ног. Может, случилось что – поранился?

- Блядь! Блядь! Блядь! – плоским камушком разносится вопль пронзительный по водной глади.

Подбегают. Стоит Лёва на берегу, в руках дрожащих перемёт держит. На глазах слёзы.

- Что такое?
- А что такое?!

- Блядь, Женя… ты ж наживку сварил. Сука.

* * *

С тех пор, если кто спрашивал Лёву: «А Женя, он что по жизни умеет?», Лёва говорил:

- Женя? Повар он. Большой специалист по рыбе.

Так и повелось.