"Колючей проволоки лира…"

Утро. Суббота. Птички поют шепотом. У меня отдельная комната. В ней отдельный диван. На диване – отдельный я сплю без будильника.

И тут в мой сон через левое ухо врывается детский крик: "Аааль! Ааааль!" Переворачиваюсь на другой бок. Но вопль уже проникает в ухо правое. "Михаааль! Михааааль!" – слышится мне.

"Вот гадина", – говорю я потолку, – "нет, чтобы подняться, позвонить в дверь, спросить: Михаль дома? И тихо, на цыпочках пойти играть в дочки-матери или в казаки-разбойники". Но нет, орет во всю глотку, сна лишает.

Так пролежал я минуты две или три и понял, что сейчас кого-то сурово накажу. Натянул штаны и вышел на балкон…

На школьном заборе, опоясанном по израильской традиции колючей проволокой, висит девочка лет десяти и отчаянно орёт: "Слихаааа! Мише'у йахоль лаазор ли?!" (в переводе на язык родных осин: Пардооон! Кто-нить может мне помочь?! Блядь!)

Про "блядь" я, ясное дело, загнул.

Прочь дрему. Бегу на помощь бедному ребенку. Снимаю с забора. Зачем-то вру в свое оправдание, что "не слышал" (!). Ребенок церемонно говорит "тода" (спасибо) и отправляется домой зализывать раны.

Через часок нас навестили благодарные родители ребенка, которые (вот, страна!) пригласили нас на свой концерт, поскольку оказались музыкантами-профессионалами. Мы милостиво пообещали всенепременно придти и занялись подготовкой к вечерней трапезе. Дома ожидался небольшой сабантуй. С музыкой.



Вечер. Суббота. Ароматы жареного мяса, водки и травы. Народ толпится на балконе, передавая по кругу очередной косяк. Я торжественно рассказываю историю чудесного спасения дочери известных музыкантов. Цитируя детские вопли, я, со свойственным мне артистизмом, подражаю голосу десятилетней девочки, висящей на колючем заборе. "Слихаааа! Мише'у йахоль лаазор ли?!" – разносится по округе мой хриплый фальцет.

И тут я замечаю, что меня уже давно никто не слушает. Публика, быстро-быстро чинаря косяк, отползает с балкона. "Куда же вы?!" – потеряно восклицаю я. "А вот сейчас, – обнимая меня за плечо, говорит мне Лёва, – нас арестовывать придут".

Соседи уже нервно стучали по телефонным кнопочкам. Ждать оставалось недолго.