Ягодка (натюрморт)

1

Большая Женя – женщина независимая. Большая Женя – воплощение пышной женственности в самом-самом смысле этих слов. Просто красавица.

Представили? Продолжим.

Пошла Женя на базар. Не какой-нибудь – зачуханный московский, а на самый что ни на есть – иерусалимский базар. Махане Иегуда называется.

Думала Женя купить себе сластей всяческих и про другое тоже думала. Так и шла, задумавшись над. Отовсюду видная женщина.

И отметить следует, что одежды ея были скромными. Ибо училась Большая Женя в очень уважаемом религиозном заведении. Где скромность украшает.

Вот идёт Женя вдоль рядов восточного базара. И глаза у неё разбегаются во все стороны. Потому как очень сочно всё на вид и съедобно.

Додумала Женя свою думу. Притормозила. Арбузы грузные разглядывает.

- Ай, возьми, красавица, арбузик аленький! – вопит мужичонка шустрый.
- А и возьму, дед! – отвечает ему красавица.
- Ай, гляди, половиночка сама в рот просится!
"Засунь себе половиночку", – думает Большая Женя и скромно так отвечает:
- Мне бы вооон тот арбузик аленький, который с краешку.
- Килограмм на дюжину потянет ягодка.
- А у меня, дедушка, аппетит хороший.

Идёт по базару Большая Женя. На причёске строгой арбуз полосатый вздрагивает. Женщины Востока ягоды на макушке носят – так им предками наказано.

Идёт по базару Большая Женя. Любуется публика красой – пялится. "Сладкую ягодку отхватила, – радуется Женя, – ишь народ завидует".

Выходит на людную улицу Яффо. Народ прям обзавидовался – глаз косых не сводит.

На площади Давидка всех завидки берут. Вон, какой арбузище. Толпа провожает красавицу видную.

Всё ближе Большая Женя к заветной цели – общаге в Меа Шеарим (такой особенный район – ультрарелигиозный). Уже ногу занесла…

И тут её хвать какая-то прыткая баба в парике за локоть. И в подворотню.

"Не отдам арбуз", – думает упрямая Женя.

А баба криком на неё кричит. Ножкой топочет. Сопли горестные по чумазому лицу размазывает.

Прислушивается Большая Женя к воплям. Идиш – язык хоть и знакомый, но подзабытый.

Видит баба – не врубается Большая Женя. И переходит на жестикуляцию. Перстом указательным в пупок девичий тычет.

Скосила Женя глаз… и охнула. Смутилась даже немного.

От движения резкого, видать, лопнуло на ней платьице партикулярное. От самого базара до общаги топала она, выставив нагло животик свой розовый. И арбуз венчал сие прелестное безобразие.

То-то публика глазища таращила. До стыдобы жадная.



А арбуз обалденный был. Хорошо – не бросила.