Нудизм

Дано мне тело - что мне делать с ним? Осип Мандельштам


Я подозревал, что жена меня погубит. Но чтоб так изобретательно? С таким коварством?

(лето 1993)

Я был ревнив. Как полк Отеллов. Звонил ей в Крым, зудел в трубу. Она устала.

И говорит однажды: коль ты сомненьями измучен, разуй глаза, купи билет и приезжай.

Приехал. И тут же - на мыс Ая. Там было назначено место сборки-разборки.

Добрался. Приличных людей нет вовсе. Все голожопыми ходят. Нудисты.

Глядь: попа знакомая. Жена.

Заколдобило меня, заегозило. Мужики кругом чужие. А она. А она…

"Пойду с обрыва брошусь", - говорю.

А она, ласково так: "Знакомься, Женя, это Оля".

Ой, Оля. Рыжая такая. Вся.

Нырнула.

Расхотелось - с обрыва.

Бесстыдно так штаны и прочее стягиваю. Ныряю. Бесстрашно.

Мидий надрали. Тащим к костру. Рыжая вся. Сияет.

Жарим. Воркуем.

Жена проходит. Мимо.

Так день за днем. Прошла неделя.

Пришла пора надеть штаны.

Не тут-то было.

То, что казалось просто хорошо пропеченным - тело - оказалось шикарно зажаренным.

То, что просто зудело, коснувшись одежд, превратилось в огонь пылающий.

Если вам кто-нибудь скажет, что член в огне не горит - не верьте. В воде не тонет - это точно.

До поезда я добирался походкой усталого всадника. Мой пляжный ансамбль дополняли полкило ваты, коими аккуратно был обложен особо пылающий участок тела.

Забрался в купе. Задремал. "Оля, Оленька, рыжая моя…" Организм за сном поспешает. Просыпаюсь тут же. Какая, блин, эрекция?! Айболита мне!



Коварны бабы. И злонамеренны.