Не ждали?

Субботы мои выглядели так: в семь утра мы с Мишкой встречали детей на Киевском вокзале, катились в Мичуринец, спрыгивали на платформу (сезон и погода значения не имели) и бежали в лес. Там, на "нашей поляне", несколько часов под моим приглядом детки молотили друг друга верхними и нижними конечностями. Ближе к полудню мы возвращались в Москву. Народ разбредался по домам - привести себя в порядок и перекусить, а потом многие прибегали на "гитарный кружок" в школу. В тот раз мы с Мишкой, ожидая перемены декораций, зашли в школьный спортзал, чтобы подраться в тепле.

В запасе у нас был час-полтора. Особой разминки не требовалось - в лесу размялись. И началось. Но мягко, без ажиотажа. Не обижая друг друга. Бух-блок-бух-блок.

В зал незаметно проскользнула некая гоп-компания. Скосил глаз: ага, шпана местная. Ухмыляются гады. Не люблю, когда ухмыляются - ускорил темп. Бу-бух-блок-бу-бух-блок.

Кинул взгляд. Смешно им. Вот заразы. Еще ускорил темп. Бу-бух-блок-бу-бух-ба-бах!… Мишка получил ногой в глаз.

Мишка встает с пола и идет в раздевалку. "Эй, Мишка! - на ходу бросаю злой взгляд на шпану. - Дай глянуть, что там?"

Заплыл глаз. Чем бы Мишку утешить? "О! - говорю. - А у нас тут душ есть".

Заходим. Класс. Две кабинки. Вода горячая и холодная. Зеркало. Шкафчик. Грязновато, темновато, неуютно, замок сломан, но этим неприятности исчерпываются. "Хорошо-то как…"

Паримся. Скребемся. Ополаскиваемся. Растираемся. Мишка наступает на кеды и голый шлепает к рукомойнику. Там в замысловатой позе (зря что ль связки растягивал?) он начинает отмывать мозолистые пятки.

- Ты бы трусы натянул.
- А нафига?
- Вдруг войдет кто.
- Мы кого-нибудь ждём?
- Да мало ли? Директриса по субботам в школе.
- У нее сегодня банный день?
- Ну…

Дверь резко открывается, на пороге стоит Людмила Павловна, директриса. Мишка позы не меняет.

Она: А вы что тут делаете?
Он: ВАС ЖДЕМ.