Чудо-юдо


Евреи в России имеют все возможности сохранять свою культуру, язык и национальную идентичность.

Владимир Путин, 2003



Встреча нового, 1986-го года. Где-то на Щёлковской. В квартире любимого Андрюши Милля. Наш театр - почти в полном составе. Красимся.

Что непонятного я сказал? Кра-сим-ся.

Во-первых, потому как скоро отправимся колядовать. Во-вторых, поскольку от спектакля "Лошарик" осталась груда чудесного грима.

Красимся попарно. Ты мне доверяешь? Я сделаю тебя Аполлоном. Сделай меня Аполлоном. Красимся.

И только хозяин дома никого к себе не подпускает. Он заперся в ванной. И замер перед зеркалом, придумывая себе боевую раскраску. Лучший грим упёр.

Прошёл час.

Звонок в дверь. Милль кричит: "Я открою!"

Пауза.

Поворот ключа.

Дикий вопль.

ДИКИЙ ВОПЛЬ!

"Чёрт! Мамочки, чёрт!!! ЧЁРТ!!!!! МАМА!!!!!!!"

Вся компания летит к двери…

У порога, свесив на плечо русую головку, бьётся в судорогах дошкольница-соседка, одетая Снегурочкой. Над ней склонился Милль. Каждый его ласковый шепоток вызывает новую волну истерики.

"Что случилось?" - спрашиваем мы.

Андрюша медленно поворачивается.

"Чёрт!"

Из под кучерявой копны на нас смотрит абсолютно чёрная рожа. Грим по Малевичу. Впечатляет.

Он улыбается. Белозубо.

- Нравится? - спрашивает он нас.
- Чудо-юдо, - отвечаем мы.
- Чудо-юдо? - успокаивается Снегурочка.
- Ага, - подтверждаем мы.
- Чудо-юдо! - радостно вопит Снегурочка. - ДЯДЯ АНДРЮША!!!

Растроганный Чёрт шмыгнул чумазым еврейским носом.

А следом за ним и мы.