Трёшка

Загулялись мы. До глубокой ночи. Уже и метро закрыли. "Придется мне у тебя заночевать", - намекаю. "Не получится", - говорит.

Доходим до подъезда.
- А как же я поеду? Три часа ночи…
- В чем проблема?
- Денег - три копейки, - вру беззастенчиво.
- Я сейчас…

Возвращается. Протягивает трёшку. "На такси".

Бреду понуро к проспекту. Вот ведь, гад. Знаю, что семья "в отказе", что денег у нее нет. Завтра верну. Достаю трёшку. Обычная такая трёшка, зеленоватая, с Кремлем. От неё… Сохранить?

Прибавляю шаг. Решение принято - сохраню, отдам другую. Прячу в рюкзачок. Взять такси? В такую ночь? Бегу. До отцовой квартиры километров десять.

Долго ли, коротко ль… Уже почти добежал до знакомого оврага. Перехожу на шаг. Закуриваю. Лезу за драгоценной банкнотой "от неё"… Нету.

Обыскал рюкзак, карманы - пропала трёшка.

Разворачиваюсь. Бреду по следу. Светает. Вглядываюсь в серый асфальт. Прибавляю шаг. Вот тут я бежал…

Дохожу до ее дома. Нет трёшки. Выронил, идиот.

Утро. Поднимаю руку. Торможу такси. "В Новые Черёмушки"… Лезу за кошельком. Отсчитываю три рубля… Меж двух карманцев кожаных лежит заветная зеленоватая купюра.

Три секунды на раздумье. "Фетишизму бой!" Беру ее бережно, двумя пальцами. Прощаюсь. Протягиваю водителю… Не дрогнула рука таксиста.



Всякие банкноты случались в моей жизни. Попадались и трёшки. И всякий раз мне мерещилась та - единственная, проглоченная и незамеченная заспанным таксистом.

Спасибо павловской реформе. Не стало трёшек - прошло наважденье.