Смотрины

Наши родители мечтали в будущем нас поженить. А пока они всячески потворствовали нашему общению. Но ведь четыре года (!) разницы. Мы ж дети, а не кошки или морские свинки.

Одна из таких попыток стала последней.

Мамы собрались на гулянку. Нас оставили вдвоем в тесной квартирке, сидящими на одном диване с огроменной коробкой сладких козинаков с семечками. Меня уже приняли в комсомол, ее - в пионерки.

("Пионэрка - всем ребятам примерка", - тут же вставила бы моя первая жена, но поскольку ее тут нет, продолжим.)

Мы жадно жрали козинаки и тупо смотрели в цветной телевизор, который показывал все подряд, согласно программе, утвержденной ЦК КПСС. Она ждала от меня слов. Но о чем можно было говорить с этой пигалицей?!

Ближе к программе "Время" (21:00 мск) козинаки кончились. Моя пионерка вскоре занервничала, заелозила, застеснялась и скрылась в сортире. "Пробило со сладкого", - угрюмо констатировал я, нервно дожидаясь звука спускаемой воды, поскольку сам сидел на последнем козинаке и чувствовал, что разница между внутренним и внешним давлением приближается к критическому значению.

Но звука все не лилось.

Надо ж какая силища в женском организме, догадался комсомолец Фи, не выходят, блин, сладкие розы. А мне бы в пору уже к соседям бежать.

И тут в комнату скромно вошла наша девочка. Собрав на коленках партикулярное платье, она заслушалась отчетом об очередном пленуме. Я же немедля ринулся в сортир.

То, что я там увидел, повергло меня в глубочайший физиологический шок. В чаше унитаза уютно лежали две аккуратные козинаки с семечками, формы куколок шелкопряда. Юный организм переваривать эту пакость отказался.

Отчаянно жму на нужную ручку. Но ни капли. Только глухо срыгнул унитаз и остался сух.

Ах, бедная моя пионерка! Она тут так долго возилась, ища пути скрыть следы невинного преступления.



Но жалость не породила во мне любви или иного достойного чувства. И всякий раз, когда мама мне намекала, что девушка уже закончила школу, уже чудо как хороша, я лишь брезгливо воротил нос, вспоминая козинаковых шелкопрядов. Вот дурень.

А счастье было так близко. Протяни руку и… Бррр.